Туристический портал Республики ТываТуристический портал Республики Тыва

Регистрируясь, Вы соглашаетесь с общими правилами и условиями оказания услуг

Уже зарегистрированы?

Туристический портал Республики ТываТуристический портал Республики Тыва
Восстановить пароль?

У вас нет аккаунта?

Культура

Культура Республики Тыва

Республика Тыва обладает богатым культурным потенциалом, обеспечивающим населению широкий доступ к культурным ценностям, знаниям и информации. Важной особенностью является высокая сохранность традиционной культуры, успешно развивающееся профессиональное искусство.

Важным фактором, определяющим государственную политику и систему деятельности по развитию культуры в республике, сохранению культурного наследия явились принятые законы: “О культуре”; “О библиотечном деле”; “О Музейном фонде Республики Тыва и музеях в Республике Тыва”; «О народных художественных промыслах»; «Об охране и использовании историко-культурного наследия народов Республики Тыва».

В настоящее время сеть учреждений культуры в Республике Тыва состоит из 176 библиотек, 144 сельских домов культуры, 32 ДШИ, 7 музеев и 19 республиканских учреждений культуры и искусства, функционирует 6 творческих союзов.

Основными целями политики в сфере культуры и искусства являются обеспечение доступа различных групп граждан к культурному наследию и информационным ресурсам, развитие разнообразных форм культурной деятельности и расширение круга потребителей услуг культуры.

Развитию культурного потенциала региона способствует организация фестивалей, направленных на расширение межрегионального и международного сотрудничества, ориентированного на упрочение имиджа региона, поддержку культурных инноваций: экологический кинофестиваль «Живая тропа Дерсу», межрегиональный фестиваль национальных культур «Сердце Азии». Стало традицией проведение международного фестиваля живой музыки «Устуу-Хурээ», Международного симпозиума «Хоомей – феномен культуры народов Центральной Азии», регионального конкурса-фестиваля исполнителей на национальных инструментах «Дынгылдай», Международного фестиваля войлока «Узоры жизни на войлоке», Международного конкурса исполнителей эстрадной песни «Мелодии Саянских гор».

Источник

Тувинское горловое пение «Хоомей»

Горловое пение – уникальный вид искусства, присущий лишь некоторым народам Саяно-Алтайского региона – тувинцам, алтайцам, монголам, а также проживающим в европейской части России башкирам. Уникальность этого искусства заключается в том, что исполнитель извлекает сразу две ноты одновременно, образуя, таким образом, своеобразное двухголосное соло.

Первые письменные источники описания искусства горлового пения встречаются в литературе с середины 19 века. Естественно, что столь своеобразное искусство вызывало у европейцев, воспитанных в совершенно других музыкальных традициях, по меньшей мере удивление. Вот как описал, например, услышанное в Туве горловое пение этнограф Е.К. Яковлев. «Своеобразное впечатление, производимое «пением без слов», не передается словами. Это пение называется горловым ­ – «кумайлер» (т.е. «хоомейлээр») и слагается «из целой гаммы хрипов». Певец вбирает в себя столько воздуха, сколько могут вместить его легкие, и затем начинает «извлекать какие-то странные урчащие хрипы из глубины внутренностей», непрерывность и длительность которых всецело зависит от его умения управлять диафрагмой. За сим следует новый глубокий вдох и продолжение «таинственных звуков, сопровождающихся аккомпанементом на двухструнном топшулурме» – инструменте, состоящем из длинного грифа и кузова с полой, обтянутой пузырем, далекой, до тех пор, пока они не обрываются певцом сразу, совершенно неожиданно для слушателя, без какого-либо тонического и ритмического конца, так что ко всему этому последованию «таинственных звуков, казалось бы, нельзя применить название мелодии».

По мнению большинства специалистов, тувинское горловое пение – хоомей – заметно отличается от аналогичного искусства алтайцев, бурятов и монголов, прежде всего, большим разнообразием стилей. Основными считаются 5 стилей – каргыраа, хоомей, сыгыт, эзенгилээр, борбаннадыр, кроме того, существуют несколько разновидностей – думчуктар (новализация), хоректээр (петь грудью), хову каргыраазы (степное каргыраа).
О происхождении разных видов тувинского горлового пения сохранились в народе легенды и предания. Так, одна из легенд гласит, что в незапамятные времена стиль каргыраа бытовал среди верблюдоводов. Каргыраа возник как подражание голосу верблюдицы: когда верблюжонок умирает, верблюдица скачет, издавая звуки, схожие с каргыраа. Сам термин каргыраа имеет звукоподражательную основу, обозначающую хрип или звуки, похожие на хрипение. Например, в современном тувинском языке существует звукоподражательный глагол каргыраар (каргыра), имеющий значение:

1) хрипеть, издавать хриплые звуки;

2) бурлить (при кипении, например, каши).

Сравним также «карк» – подражание звуку, издаваемому вороной. Происхождение термина «хоомей» трактуют по-разному. Некоторые связывают его с названием искусства звукоподражания, особой манерой звукоизвлечения «хоолээр», что означает гудеть или производить звук, похожий на гудение, другие – с тувинским названием глотки, гортани хоо, хоозу.

В монгольском языке также существует слово «хоомий», означающее горло, носоглотка, горловое пение. Весьма возможно, что термин заимствован монголами у тувинцев.

Стиль хоомей акустически связан с тяжелым, низким, жужжащим звуком крайне низких частот. Обычно само звучание в стиле хоомей представляется важнее поэтического текста. В отличие от пения монголов, тувинский хоомей может исполняться без текста, или с текстом жанра колыбельных песен. Для тувинской музыки древности это достаточно существенный момент.

У тувинцев существует предание, что юноша-сирота жил в течение трех лет в одиночестве, у подножия скалы, отзывающейся в окрестной долине многоголосным эхом. В результате движения струй воздуха под большим напором образовывался эффект резонанса между скалами. Сама природа как бы способствовала изобретательности людей в поисках самовыражения, когда человек оставался наедине с бурной стихией. Однажды юноша сидел и издавал звуки, подражая звукам гудения, исходящим из скалы. Ветер донес этот звук до людей, и они назвали это пение «хоомей».

В стиле хоомей поют также тувинцы, проживающие изолированными компактными группами на северо-западе МНР.

Тувинский стиль сыгыт, по всей вероятности, произошел от глагола сыгыр – свистеть. Есть существительное сыгыт (свист).

Термин сыгыт означает причитание, плач как производное от этого слова сыгытчы – причитающий или стонущий. Это наталкивает на предположение о прямой вязи тувинского стиля сыгыт с погребальным обрядом, но эта мысль нуждается в научном обосновании.

Наименование стиля эзенгилээр происходит от слова эзенги – стремена и, пожалуй, наиболее точно передает основной смысл и характер его музыки. При езде на лошади серебряная уздечка, чепрак, приклеенный к седлу, соприкасаясь со стременами, издавали определенный ритмический звук. Для воспроизведения этих звуков всадник должен был занимать определенное положение в седле и ехать иноходь. Стиль эзенгилээр появился как подражание этим звукам.

Название стиля борбаннадыр произошло от тувинского глагола «борбаннат» – перекатывать что-то круглое. Этот стиль имеет ритмические формы.

В отношении же происхождения горлового пения как искусства в целом существует несколько точек зрения. Одна из них – достаточно распространенная – гласит, что в основе сольного двухголосия лежит связь с ламаистской религией. Сначала народ будто бы создал это пение в ламских монастырях, но с течением времени оно подверглось песенной переработке и принимало вид вокального искусства. С этим мнением никак нельзя согласиться, так как ламаизм проник в Туву в 17 веке и утвердился как официальная религия тувинцев во второй половине 18 века, то есть намного позднее, чем возникло горловое пение. При таком подходе это искусство упрощается. Феномен этот – не остатки прежних религиозных песен, якобы превратившихся в обрядовый жанр. Гораздо более обоснованным является подход к этому жанру, как к вокальному искусству, создавшемуся в форме лирических, любовных по содержанию текстов песен, не связанных первоначально ни с шаманскими заклинаниями, ни с погребальными обрядовыми действиями.

В отличие от мелодического сольного двухголосия тувинцев, пение тувинских, монгольских или тибетских лам можно охарактеризовать как исполняемое гортанным звуком коллективное гармоническое многоголосие.

Горловое пение является результатом специфического гортанного пения, музыкально-поэтического мышления народа. У тувинцев, например, оно обусловлено безграничной любовью к природе. Поэтому мерой всех вещей и источником вдохновения у древних исполнителей-мастеров являлась природа. Ценность и красота звука измерялась умением передать «живую жизнь» не только путем подражания, но и проникновением в ее сущность.

Эстетическое восприятие тувинцами традиционных звукоподражаний – охотничьих и шаманских, очевидно и легло в основу особого, развлекательного характера бытовых, вокальных и инструментальных подражаний голосам домашних животных, имитации лесных зверей и окружающей природы, не имеющих ни производственной, ни магической функции.

На основе традиционных звукоподражаний развлекательного характера, в которых ярко сказалось свойственное тувинцам обостренное чуткое слуховое восприятие искусно имитируемых голосов зверей и птиц, кличей журавля, гуся сироты, рева быка, заячьего камлания, имитации пения желтогрудой синицы возникло и распространенное в Туве двухголосное горловое пение, при котором у одного исполнителя отчетливо слышны два музыкальных голоса.

Горловое пение с давних времен было одной из традиционных форм музыкального искусства тувинцев и являлось неотъемлемой частью праздников, обрядов быта, нашло яркое отображение в героических сказаниях и сказках тувинского народа, бережно хранимых и передаваемых от поколения к поколению в течение столетий. Так, в сказании «Старик Боралдай, имеющий коня Бока-Шокар» упоминается: «Когда Боралдай заглянул вовнутрь юрты, он увидел золотую царевну… Шестеро девушек вплетали во все косы серебристо-золотые нити, позади три девушки привязывали бусы-украшения, а позади шестеро парней исполняли каргыраа, хоомей, сыгыт».

Если зарождение тувинского героического эпоса некоторые исследователи относят к периоду возникновения ранних форм феодальных отношений в Туве, то есть VI-VIII вв., то о времени зарождения и становления горлового пения нельзя говорить с достаточной уверенностью. Несомненно, традиции этого жанра определились гораздо раньше.

Искусные исполнители горлового пения, как и сказители, являлись хранителями сокровищ народной музыки, поэзии были уважаемыми людьми среди всех социальных слоев и групп населения.

Источник

Танцевальная культура тувинцев

Развитие и функционирование культуры представляет собой особый способ жизнедеятельности этноса, а, следовательно, каждая культура выражает специфику уклада жизни ее создателя, его поведения, особый способ мировосприятия.

Танцевальное искусство как часть духовной культуры занимает важное место в жизни этноса и является источником для изучения и исследования. Танец откликался на все события практической и духовной жизни человека, охватывая все стороны его существования, и поэтому является, как всякое искусство, способом познания жизни человека и этноса в целом, его отношения к окружающей действительности. Выдающийся танцор М. Эсамбаев, имевший в своем репертуаре танцы разных народов мира, отмечал: «Для меня узнать народ – значит узнать его танец, рожденный выдумкой, изобретательностью, воображением, разумом народа. Танцы, которые издревле живут в народе, – подлинная энциклопедия жизни. В каком бы далеком краю вы ни оказались, взглянув на танцы народа, вы живо почувствуете склад обитателей этой страны, существо их национального характера».

Народный танец – это танец, созданный этносом и распространенный в быту, обладающий национальными особенностями, проявляющимися в характере, координации движений, музыкально-ритмической и метрической структуре, манере его исполнения. Разностороннее изучение народного танца необходимо по многим причинам. Во-первых, изучение танца, который сопровождает обряды, дает возможность судить о социальных отношениях, эстетическом уровне этноса; во-вторых, в танцевальном искусстве отражаются различные стороны воззрений; в третьих, костюмы, предметы, используемые в танце музыкальные инструменты служат источником для изучения материальной и духовной культуры; в четвертых, народное танцевальное искусство помогает лучше понять этнические процессы, связи с соседними народами и т. д. Таким образом, можно констатировать: изучение стратиграфии танцевального языка этноса – это ценный источник для историков и этнографов, искусствоведов и хореографов, так как в культуре каждой, даже самой малочисленной народности, в большей или меньшей степени присутствует танцевальное искусство.

Танец являлся спутником человеческого общества на протяжении многовекового его развития, представляясь древнейшей формой социальных отношений. С помощью танца из поколения в поколение передавались определенные знания, опыт, приобретались трудовые и воинские навыки, совершенствовалось и закалялось тело, с помощью танца лечили и отдыхали.

Изучение процесса трансформации танцевального искусства тувинцев представляет определенный интерес, так как он является частью исторического прошлого и настоящего тувинского народа. Танцевальная культура тувинцев неразрывно связана с жизнью народа, изменениями условий труда и быта, развитием национальных традиций. Содержание танцев, тувинский народ черпал из жизни, в них отражал эстетическое восприятие окружающей среды, трудовые процессы, характеры людей. Тувинцы отбирали из национальных игр, обрядов и трудовых процессов конкретные темы, удобные для воплощения в танце.

1337767578_99.jpgВ старой, дореволюционной Туве не было танца. Были очень широко распространены песенные мелодии, по четкости ритмики они вполне могли быть танцевальными, но, видимо, сами условия жизни в юртах, чумах, в вечной тесноте – к танцам не располагали. Некоторые элементы хореографического искусства были в различных обрядах – камлании шаманов или монастырском богослужении «Цам», который, как и шаманские пляски, вел свое начало от древних обрядовых танцев. Когда на тувинской земле буддийские ламы стали основывать свои монастыри, они стали одновременно устраивать массовые религиозные празднества под названием «Цам». Люди в устрашающих масках импровизировали действо, похожее на танец.
Танцы «Дүк салыр» (сбивание шерсти), «Дүк ээрер» (прядение шерсти) носили массовый характер и сопровождался веселым пением девушек и парней. Сюжеты танцев связаны с трудовыми процессами.
Отражение в танцах нашли и спортивные состязания, так как они носили зрелищный характер; спортивные игры, например «Ча адыкчылары» (лучники), «Хүреш» (борьба), «Тевек» (почекушки), «Аът мунукчузу» (наездник), «Аът чарыжы» (скачки). «Танец орла» с древности стал традиционным в борьбе «Хүреш»; это танец полной силы, восторга и радости, исполняемый победителем.
Великая Отечественная война Советского Союза с Германией стала важным этапом в истории культуры и искусства. Именно в эти годы закладываются основы для развития основных видов профессионального тувинского искусства – театра, хореографии, оркестрового исполнительства, а также литературы и изобразительных жанров, прежде в Туве неизвестных.
Существенный сдвиг в культурной жизни Тувы произошел в первой половине 1940-х годов с приездом в Туву по приглашению правительства Тувинской народной республики ряда специалистов из СССР. Это были Л. И. Израйлевич – композитор и дирижер духового оркестра, Р. Г. Миронович – флейтист и преподаватель музыкально-теоретических дисициплин, С.И. Булатов – дирижер хора, А. Н. Аксенов – композитор и преподаватель музыкально-теоретических дисициплин, пианистка Ю. Р. Рейшис, А. В. Шатин – балетмейстер.
1943 год считается началом профессионального развития тувинского танца. Александр Васильевич Шатин вошел в историю как основоположник тувинской национальной хореографии. Задача перед молодым, но уже известным в СССР хореографом, балетмейстером Большого театра, стояла сложная: не просто организовать в тувинском театре профессиональную балетную труппу, а с нуля создать тувинскую хореографию – до этого хореографии в Туве не было.

1337767579_portret-shatina-s-ulybkoy.jpgА. В. Шатин объездил практически всю Туву на лошадях, оленях, верблюдах. Он искал талантливую молодежь. Желающих учиться танцу нашлось немало. Как выявить хореографические данные фигур и музыкальность? Это оказалось сложной задачей. Девочки отказывались показать себя в особой для танца одежде, так как такие костюмы для них считались предосудительными. Надо было преодолевать вековые предрассудки человеческой психологии, обычаев и традиций. Но здесь союзником организатора балетной труппы было ярко выраженное стремление молодежи к творчеству, к искусству. Шатина интересовало все — танец орла, который исполняли борцы перед состязаниями; шаманское камлание; движения тувинских женщин в их хлопотах по хозяйству. Именно так в многочисленных наблюдениях, беседах и встречах рождались движения танцев «Юность», «Декей-оо».
А. В. Шатин блестяще справился с поставленной задачей: за два с половиной года, которые он провел в республике, создал и поставил несколько танцев, которые стали началом тувинской хореографии. Побывав весной 1943 года в Эрзинском и Тес-Хемском районах, изучив там танцы тувинских девушек, он приступил к созданию на их основе собственных композиций, первой из которых стал «Танец с флейтой» (лимби), исполненный Галиной Севильбаа (Бады-Сагаан), а второй — знаменитая «Звенящая нежность» (ээлдек шыңгырааш).

1337767660_azhikmaa-rusheva-natalya.jpgВ своих воспоминаниях А.В. Шатин писал: «Когда я работал над этим танцем, постоянно обогащался народными тувинскими традициями и обычаями. Колокольчики звенят в руках девочек – это я ходил к ламам и увидел у них звонкий шан (медные тарелки, использующиеся при совершении буддийских религиозных обрядов) и попросил кузнеца сделать такие же, только маленькие, для пальцев. Эти тарелочки поют разными нотами: до-ре-ми-фа-соль-ля-си. Отсюда родилась идея о семи девочках: они должны играть по нотам, а солистка Н. Ажикмаа, прекрасно исполняющая свою партию, выразительно и артистично ведет свою роль. Каждое движение рук девочек взято из жизни: когда их руки закрывают лицо – значит, девушка стесняется». Этот танец, ставший впоследствии классикой тувинской хореографии, был поставлен на музыку композитора и исследователя тувинской музыки А.Н. Аксенова, а первыми исполнителями были Галина Севильбаа (Бады-Сагаан), Клавдия Веденеева, Аля Сельянова, Лариса Соловьева, Екатерина Харлыг, Фаина Дубовская и Наталья Ажикмаа.
Созданный А.В. Шатиным коллектив объездил с гастролями всю Туву. Их главной концертной площадкой были чабанские стойбища, первыми зрителями – простые араты, транспортом – лошади и грузовики. В 1945 году состоялся первый выпуск. Все выпускники остались работать артистами в театре. В этом же году Шатин вернулся в Москву, а дело продолжил его ученик Николай Кысыгбай. Он был ассистентом Шатина, а также переводчиком.
В 1946 году приехал И.А. Каренин. Он продолжил занятия с артистами балетной труппы. Пополнил репертуар театра постановками: «Половецкие пляски» из оперы «Князь Игорь» Бородина, «Вальпургиева ночь» Гуно, «Цыганская рапсодия» Листа.
Когда в октябре 1944 года Тува вошла в состав СССР, приглашенные специалисты были отозваны в Москву. А в 1949 году балета в театре не стало. Первый состав тувинской балетной труппы: Екатерина Кыдай, Галина Севильбаа, Екатерина Харлыг, Сай-Хоо Монгуш, Фаина Дубровская, Клава Веденеева, Лариса Соловьева, Лиля Севастьянова, Наталья Ажикмаа, Николай Кысыгбай, Доруг-оол, Дадар-оол, Октябрь, Сарыг-оол, Макар, Бадарчы, Кан-оол и другие.
Сай-Хоо Даржааевна Монгуш — одна из одаренных и талантливых учениц А.В. Шатина, в 1974 году выпустила книгу «Тувинские танцы», где описала четыре танца. Один из них знаменитая «Звенящая нежность» в постановке А.В. Шатина, а также «Ручеек», «Скачки», «Тетерева». Танец «Ручеек» в ее постановке до сих пор исполняется профессиональными и любительскими коллективами. До сих пор она остается первой тувинской выпускницей ГИТИСа. С.Д. Монгуш можно назвать «счастливой звездой Тувы». После окончания курсов в тувинской балетной студии, она была участницей VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов Москве в 1957 году. Затем поступила в ГИТИС, училась у самого А. В. Шатина.
В апреле 1969 года при Тувинской государственной филармонии на базе самодеятельного художественного коллектива «Чечек» (цветок) Кызылского училища искусств был создан государственный ансамбль песни и танца «Чечек». В штате ансамбля было 16 артистов хора и 17 артистов балета. Первые выпускники Фрунзенского (ныне Бишкекского) хореографического училища: Галина Чооду, Евгения Салчак, Галина Кажин-оол пополнили ряды артистов балета. С июля 1971 года ансамбль официально называется — Тувинский государственный ансамбль песни и танца «Саяны».
Евгения Минчиновна Салчак остается в истории хореографического искусства Тувы как автор и основоположник учебной дисциплины «Тувинский танец». После артистической карьеры длительное время преподавала в Кызылском училище искусств. Она преподавала автору статьи классический и тувинские танцы. Ее труд оценен правительственными наградами. Она — лауреат государственной премии Тувинской АССР, Заслуженная артистка Тувинской АССР, Заслуженная артистка РСФСР. Около 25 лет была бессменной солисткой танца «Звенящая нежность».

1337767835_edegeychiki2.jpgВ 1975 году ряды артистов балета пополнила выпускница Бурятского хореографического училища Надежда Федоровна Даржаа. Сегодня она заслуженная артистка Республики Тыва и России, директор ансамбля «Саяны».
Солистками танца «Звенящая нежность» были Наталья Дойдаловна Ажикмаа-Рушева, Сайхоо Даржааевна Монгуш, Евгения Минчиновна Салчак, Надежда Федоровна Даржаа, Саглаана Даваакай, Чечена Сувакпит.
Видное место в развитии хореографического искусства Тувы занимает Вячеслав Октябрьович Донгак. В 1974 году он окончил Бурятское хореографическое училище, работал артистом ансамбля «Саяны». После окончания в 1983 году ГИТИСа стал главным балетмейстером тувинского музыкально-драматического театра им. В. Кок-оола. В 1987 году организовал балетную труппу при театре. В ее состав вошли выпускники Бурятского хореографического училища Экер Сарыглар, Жанна Ходжер и приглашенные артисты из других городов России. Самым ярким классическим балетным номером был «Тувинский вальс». Балетная труппа просуществовала недолго.
Вячеслав Донгак является по сегодняшний день современным флагманом тувинской национальной хореографии. Он автор многочисленных хореографических произведений. В своих постановках балетмейстер отражает и показывает историю тувинского народа, игровые моменты в танцах, трудовые и бытовые процессы.
С появлением в республике различных коллективов (государственного ансамбля песни и танца «Саяны», мюзик-холла «Ураанхай», детского ансамбля «Эдегей»), тувинский танец получил жанровое разнообразие. Современный тувинский танец имеет примеры стилизации народной хореографии, а также классические интерпретации. На сегодняшний день в республике специалистов-хореографов готовит Кызылское училище искусств.

1337767732_sayany.jpgИсследователи народного творчества подчеркивают, что тувинский танцевальный фольклор всегда таил в себе огромные богатства, которые способствовали дальнейшему обогащению тувинских сценических танцев. Формировалась танцевальная культура тувинского народа, оттачивалась, усложнялась, совершенствовалась и передавалась из поколения в поколение лексика, композиционные рисунки, сюжеты и образы.
В 2004 году в Туве году отмечали 60-летие «Звенящей нежности». Приехали из Москвы первая солистка Наталья Дойдаловна Ажикмаа-Рушева, дочери А.В. Шатина Евгения Венгеровская-Шатина и Елена Шатина. Правительственными наградами Республики Тыва были отмечены и первые исполнительницы танца, для которых А.В. Шатин был и остался самым первым и самым любимым учителем: Наталья Дойдаловна Ажикмаа-Рушева — медалью Республики Тыва «За доблестный труд», Фаина Дубовская и Галина Севильбаа (Бады-Сагаан) — званием «Заслуженный работник Республики Тыва». А имя А.В. Шатина внесено в книгу «Заслуженные люди Тувы ХХ века».
В развитии профессиональной танцевальной культуры Тувы принимали и принимают участие представители различных национальностей.

автор – В.К.Биче-оол, кандидат культурологии, доцент кафедры социально-гуманитарных наук Уральского государственного университета физической культуры.

Источник

Тувинская драматургия и театр

hst0001_thumb1.jpg

Тувинская драматургия зародилась в середине 20-х гг. ХХ в. В своих пьесах тувинские драматурги обличали античеловечные феодальные порядки («Ханский закон» коллектива авторов, «Добрый день» В. Кок-оола), сатирически изображали духовных лиц – лам и шаманов («Человекоподобная еда» С.Сарыг-оола и Хойлакаа), раскрывали значение революции для освобождения трудящегося человека, ярко изображали старую и новую жизнь («Чего мать не видела, дочь увидит» Сарыг-оола, «Женщина» С. Тока), поднимали общественно-политические и моральные проблемы («Узун-Кара и Семис-Кара» Тока, «Не забывайте джут», «Чалым-Хая» Кок-оола).

тувинский театр.jpgВ годы становления национальной драматургии пьесы тувинских писателей носили главным образом агитационный характер, им была свойственна некоторая наивность, схематизм. К концу 30-х гг. тувинская драматургия достигла значительных успехов; в 1936-38 появляются пьесы: «Хайыран бот» Кок-оола и «Тонгур-оол» Тока, сохраняющиеся в репертуаре. Трагической гибели героини пьесы Кок-оол показал как неизбежное следствие феодальных порядков. Пьеса Тока – сатира на политически беспечного руководителя, в ней показано коварство врага, содержится призыв к бдительности (обе пьесы в дальнейшем подверглись значительной переработке).
После вступления Тувы в состав СССР (1944) драматурги стремились отразить новые процессы жизни, писали о коллективизации, строительстве социализма. Этим темам были посвящены пьесы «Учитель в сумоне» (1948) и «На стане» (1947) С. Сарыг-оола, «Стремление» О. Саган-оола (1950). В пьесе Саган-оола «В одном сельсовете» (1954) разоблачается бюрократизм и карьеризм; в драме «Спою тебе» рассказывается о борьбе со старым, о победе нового, в исторической драме «Пробуждение» показаны рост политического сознания аратов (крестьян) под влиянием Октябрьской революции и революционного события в Туве в 1918-21. Пьеса Тока «Осуществлённая мечта» посвящена Великой Отечественной войне, дружбе народов СССР.
В 50-60-е гг. расширился круг драматургов. Одноактные пьесы писали К. Кудажи, С. Сюрюн-оол. Кок-оол написал комедию «Ах, красавица!» и пьесу «Самбажык» о восстании аратов против феодалов в 19 в. К. Сагды в пьесе «Путь девушки» рассказала о тувинской молодёжи. Сарыг-оол написал первое тувинское оперное либретто «Чечен и Белекмаа», М. Мунзук — пьесу «Товарищ директор» о жизни тувинского совхоза. Тувинский  профессиональный . театр возник в середине 30-х годов.
В 1936 по решению Президиума Малого хурала Тувинской Народной Республики основана театральная студия в Кызыле (открылась пьесой «Хайыран бот» Кок-оола). Студия совмещала производственную деятельность с учебной, готовила кадры работников театров. Большую помощь тувинскому народу в развитии национальной культуры оказали деятели искусства: режиссёр И. Исполнев, композиторы Р. Миронович, А. Аксёнов, хормейстер С. Булатов. В 1940 было образовано Театральное училище, в котором занимались и актёры театра. Ставились спектакли; «Мятеж», «Любовь Яровая», «Русские люди». В 1939 группа актёров во главе с В. Оскал-оолом организовала цирковой коллектив, получивший широкую известность.
В 1945 в Туве создан профессиональный театр. В 1947 при театре создана русская труппа. В 1950 при Национальном театре организована актёрская студия. В 1958 Национальный театр реорганизован в Музыкально-драматический театр; музыкальные комедии идут на русском и тувинском языках (в 1955 труппу пополнили выпускники тувинской национальной студии при Ленинградском театральном институте). Тувинская труппа музыкально-драматического театра поставила пьесы тувинских драматургов, в том числе «Стремление» (1949), «Пробуждение» (1957), «В одном сельсовете» (1954) Саган-оола, «Ах, красавица!» (1959), «Самбажык» (1963) Кок-оола, «Тонгур-оол» (1950, 1961), «Осуществлённая мечта» (1954) Тока, «Товарищ директор» Мунзука (1961), «Дорогу осилит идущий» («Счастье трудных дорог») В. Журавлёва (1964), «Любовью надо дорожить» С. Пюрбю (1964).
В Ттувинском театре ставились произведения Островского («Гроза», 1962, и др.), Гоголя («Ревизор», 1952), Горького («Васса Железнова», 1958), Шиллера («Коварство и любовь», 1965), русской советской драматургии («Человек с ружьём», 1957), пьесы туркменских, казахских, хакасских, бурятских, осетинских, украинских, белорусских драматургов. В 1941 поставлен первый тувинский музыкальный спектакль «Хайыран-бот» (музыка основана на народных мелодиях, обработана А. Аксёновым). В 1964 композитор Р. Кенденбиль закончил оперу «Чечен и Белекмаа» на сюжет сказки С. Тока.
В числе деятелей тувинского театра: заслуженная артистка РСФСР Л. Севильбаа, М. Мунзук, В, Кок-оол, Н. Кысыгбай, X. Конгар, народный артист Тувинской АССР Н. Олзей-оол.

 

Источник

Национальный музей РТ им. Алдан Маадыр

Краеведческий музей является научно-исследовательским учреждением, главным хранилищем памятников истории и культуры Тувы.

В 1924 г. при рытье оросительной канавы в Подхребтинском районе (ныне Тандинский кожуун) были обнаружены остатки древних железоплавильных печей. В 1925 г. по инициативе консульства СССР в Туве был организован кружок «урянховедения». Участниками кружка собраны первые экспонаты в коллекции будущего музея. Это были рукописные материалы от старожилов, предметы древности и сведения о памятниках старины, фотографии, а также утварь из хурээ и предметы, конфискованные у нойонов. В 1929 г. вышло правительственное постановление «О создании Тувинского государственного музея». Возглавил работу по созданию музея опытный тогда в Туве специалист Владимир Петрович Ермолаев. Опираясь на помощь экспедиций АН СССР, собрано значительное количество коллекции, получины в дар от СССР бесценные музейные экспонаты, выделенные из фондов Эрмитажа, Русского музея.

Для посетителей музей был открыт в августе 1930 г. В феврале 1942 г. получил статус государственного, а через месяц Малый хурал ТНР присвоил Тувинскому государственному музею имя «Алдан-Маадыр» – 60 богатырей. В 1945 г. музей переехал в бывшее здание театра.

В настоящее время музей имеет пять отделов: природы, истории, дореволюционной Тувы, периода ТНР, Советской Тувы и фондов. Эти отделы знакомят посетителей с древней историей Тувы, с природой, животным миром и полезными ископаемыми, путями развития. Наряду со стационарной экспозицией регулярно организуются передвижные выставки по всем районам республики. Кроме того, музей имеет свой филиал в с. Кочетово, где 14 августа 1921 года была провозглашена ТНР, а в 1919 году находился руководящий центр партизанского движения края.

Отдел природы знакомит посетителей с географическим положением, рельефом, флорой и фауной Тувы, геологическим строением и природными ресурсами.

Республика Тува находится в центре Азиатского материка, образуя узел природно-ландшафных зон, где в сложном сплетении мирового водораздела находит свой исток река Енисей, впадающая в Ледовитый океан.

Тува занимает обширную территорию (171 тыс. кв. км.) на которой можно было бы разместить такие государства, как Бельгия, Дания, Голландия и Швейцария, вместе взятые.

В экспозиции которая начинается с физической карты Тува, показывает форму рельефа, населенные пункты, пути сообщения, отдельные выделяющиеся точки, в частности, вершина белоголовой горы Монгун-Тайга (3976 м). У республики 82% занимают горы.

Отдел дореволюционной истории 
начинается с раздела «Тува в древние средние века». В нем экспонируются археологические материалы.

Отдел истории Тувинской Народной Республики. Экспозиция отдела показывает историю Тувинской Народной Республики, народно-демократического государства образовавшегося в результате победы Великой Октябрьской социалистической революции и занимает два просторных зала, богато обставленных уникальными экспонатами.
1.    Борьба за первые советы в Туве и гражданская война.
2.    Победа тувинской народной революции и образование ТНР.
3.    Партийная и молодежная организация Тувы.
4.    Политическое устройство ТНР.
5.    Ликвидация феодализма.
6.    Торговля, финансы, промышленность и транспорт.
7.    Сельское хозяйство.
8.    Здравоохранение.
9.    Народное образование.
10.    Тува в годы ВОВ.

Отдел истории советского общества.
Также в музее имеются архив, научная библиотека, экспертная группа, реставрационные мастерские, по металлу, дереву, живописи, по камню.

Научно-просветительский отдел, образованный в 1970 г., ежегодно обслуживает 190 тыс. посетителей. Музей имеет 11 филиалов: 8 в кожуунах и 3 в Кызыле.

Музей располагает уникальными экспонатами: оригинал первого тувинского букваря, осколок метеорита, найденный на реке Ченге; коллекция древних шаманских атрибутов; буддийская коллекция – одежда, скульптура, танки, музыкальные инструменты, сутры; большая коллекция культовых предметов из Верхнечаданского хурээ, переданная в музей последним монахом в 1956 г.; золотые пластины, бронзовая бляха, украшения, погребальная колода из кургана «Аржаан», макет кургана «Аржаан», изготовленный из лиственницы, вынутой из самого кургана; древнетувинская этнографическая коллекция (музыкальные инструменты, орудия труда); коллекция тувинских камнерезов.

В экспозициях зала в настоящее время экспонируется лишь 8% коллекции.

В фондах Тувинского музея хранятся коллекции, являющиеся первоисточниками для изучения истории, экономики, культуры республики, природы края.

Фонды музея можно разделить на несколько наиболее значительных в качественном и количественном отношении коллекций, а лучше сказать музейных собраний: археологическое, этнографическое, фотонегативы, декоративно-прикладное искусство, живопись и графика, документально-письменные источники, естественнонаучные материалы. В свою очередь они подразделяются на ряд тематических коллекций. Так, в фотонегативах можно выделить «золотую коллекцию» фотонегативов первого директора тувинского музея В. П. Ермолаева, относящуюся к началу XX века (4000 ед.).

В декоративно-прикладных предметах по своей искусствоведческой значимости выделяется коллекция традиционных скульптур малой пластики из агальматолита, серпентинита и дерева, выполненных тувинскими резчиками, а также народно-прикладное искусство (муж. и жен. украшения кон. XIX – нач. ХХ вв.) (2321 ед.). Среди уникальных коллекций также выделяются:
– скифо-звериный стиль (археологические материалы VIII – III вв. до н.э.);
– коллекция этнографических предметов (тувинская юрта, одежда, утварь);
– ламаистские культовые атрибуты (XVIII-XIX вв.);
– атрибуты тувинского шаманизма.

Живопись и графика представлена также в основном работами тувинских художников. Здесь нужно выделить по своей значимости коллекцию графики Нади Рушевой. Также стоит отметить колорит и самобытность работ тувинского художника Валерия Елизарова.

Архив музея содержит целый ряд бесценных значительных коллекций документально-письменных источников знатных людей республики: государственных деятелей, передовиков производства, участников Великой Отечественной войны, писателей, артистов, ученых и др.

Естественнонаучные материалы представлены коллекциями птиц, животных, рыб, гербарии.

Всего в архиве музея имеются 76528 единиц хранения, из них 64931 предметов основного фонда.
Среднее количество посетителей в год – 72090 человек.

Выставка «Аржаан-2»: уникальные артефакты из скифских курганов
Еще в начале ХХ века ученые обратили внимание на обилие курганов скифского типа, тянущихся цепочкой вдоль реки Уюк (Турано Уюкская котловина в Республике Тыва, Южная Сибирь). Несколько из них (сравнительно небольшие) были раскопаны в 1916 году экспедицией под руководством археолога и этнографа Александра Адрианова. Особый интерес исследователей вызвали тогда четыре огромных по размеру (80 120 метров в диаметре) и сравнительно невысоких (до четырех метров) кургана, масштабы которых заставляли предположить наличие в их “царских” погребений.

Курганы «Долины царей» издавна почитались местными жителями – и ими же уничтожались. На самом большом из них, расположенном возле поселка Аржаан, когда-то находился священный источник, который дал имя селению, здесь была выстроена часовня, совершались празднества.

В начале 1960-х годов родника с чистой водой на кургане уже не было. Значительная часть камня с его поверхности была разобрана на строительные нужды. Кургану грозило полное уничтожение. Было решено спасти его путем археологического исследования. С 1971 по 1974 год здесь вела раскопки совместная экспедиция Ленинградского отделения Института археологии АН СССР и Тувинского научно исследовательского института (руководители   Михаил Грязнов и Монгуш Маннай-оол). Результат работ – огромное количество ценнейших находок (среди них знаменитая бронзовая бляха в виде свернувшегося хищника, “аржаанская пантера”, ставшая символом Тывы).

2001 году экспедицией под руководством научного сотрудника Эрмитажа Константина Чугунова была обнаружена практически не разграбленная могила: на дне погребальной камеры-сруба с двойными стенками из бревен сибирской лиственницы были обнаружены тела мужчины и женщины.

Оба погребенных были одеты в костюмы, украшенные почти пятью тысячами нашивных золотых бляшек в виде фигурок животных из семейства кошачьих. Штаны мужчины были расшиты мельчайшим золотым бисером, голенища сапог обтянуты золотым листом. Головные уборы были украшены золотыми пластинами в виде лошадей, оленей, барсов. Женский головной убор венчали золотые шпильки с гравировками в так называемом скифском зверином стиле.

Подготовительная работа по изучению этой могилы в “долине царей” началась еще в 1998 году. Памятник представляет собой большой курган (назван “Аржаан-2”) диаметром 80 метров с многочисленными магическими кольцами. В 2000 году были проведены первые раскопки, которые помогли выяснить структуру комплекса. В 2001 году начались уже широкомасштабные работы, которые финансировались германской стороной (по предложению ученых Германии) и государственным Эрмитажем. Вещи, найденные в кургане, датируются примерно VII веком до нашей эры (“Аржаан-1” датируется IX-VIII веком до нашей эры).

В 2002 году ученые продолжили изучение уникального кургана. Там были обнаружены останки 14 лошадей, вместе с которыми находились уздечные наборы из бронзы, украшения для гривы и вырезанные из золотого листа нахвостники. Всего было исследовано 19 погребальных комплексов. При этом центральная часть кургана, несмотря на ожидания археологов, не содержала захоронения, а в остальных могилах были обнаружены погребенные с многочисленными сопроводительными предметами – ножами, чеканами, наконечниками стрел, зеркалами, бусами, кроме того, очень хорошо сохранились фрагменты одежды из войлока и меха. В главном погребении к концу сезона было обнаружено свыше 5000 золотых изделий (не считая мельчайших бисеринок золота), их общий вес – больше 20 килограммов.

До сих пор ни один из скифских курганов не приносил такого количества драгоценного металла. Ценности стали свидетельством наличия у населения раннескифского времени Тывы ювелирного мастерства высочайшего уровня. Стоимость лишь одного изделия из этой партии – филигранно исполненной золотой фигуры оленя на расческе, специалисты оценили в два миллиона долларов.

Все эти украшения были тогда же отправлены в Эрмитаж для реставрации, а затем переданы на временное хранение петербургскому музею. Находки в кургане “Аржаан-2” стали мировой сенсацией. Научное осмысление открытий, сделанных в ходе его раскопок, еще только начинается, и уже сейчас ясно, что многие фундаментальные представления об эпохе древних кочевников Евразии ученым придется пересмотреть.

В 2008 году, после пяти лет реставрации в мастерских Эрмитажа и почти годового экспонирования с большим успехом в музеях Германии в рамках выставки “Царские могилы скифов” коллекция возвращена в Туву.

Источник